17:51 25 Ноября 2020
Прямой эфир
  • USD424.49
  • EUR504.51
  • RUB5.59
Колумнисты
Получить короткую ссылку
126 0 0

Моему подзащитному было сорок три года, но выглядел он значительно моложе. Широкий разворот плеч и подтянутая талия говорили о спортивной молодости и делали его похожим на роденовского "Мыслителя". А поразмышлять ему было о чем

Дело в том, что с Виктором Юрьевичем Демченко, заместителем директора крупной строительной фирмы, мы сидели не в привычном для него роскошном кабинете, а в скромно обставленной комнатке изолятора временного содержания.

- Ну, все, все против меня! - мой собеседник явно не знал, куда деть свои руки с дрожавшими пальцами. Капли пота выступили у него на лбу, но он их не замечал.

- Не убивал я, понимаете?! Ну, что за маразм?! - вскрикнул мой собеседник, и риторический вопрос повис в воздухе. Обращен он был не ко мне, потому что я ему как раз верил. Хотя это было очень непросто.

Пять дней назад поутру директор фирмы и компаньон моего подзащитного Олег Корецкий был найден мертвым в своем кабинете. В том, что в мир иной он ушел не сам, а ему помогли, у следствия сомнений не было.

В груди директора торчал загнанный по рукоятку его красивый фирменный нож, подаренный ему кем-то из коллег и постоянно лежавший у него на столе. "Пальчиков" на орудии убийства не обнаружилось, видимо, они были аккуратно стерты, но дело не показалось полицейским запутанным. И несколько дней спустя под стражу взяли заместителя убитого. Он, по данным следствия, был последним, кто в тот день, ставший для Корецкого роковым, входил в его кабинет.

История одного кредита: экибастузец решил убить друга из-за долга

Как рассказала допрошенная секретарша убиенного шефа, ласково именуемая всеми Леночка, зам вошел к директору около шести вечера, а через несколько минут она отбыла домой. Поэтому, когда и при каких обстоятельствах Демченко расстался с шефом, девушка не видела. На беду, в этот день на службу заступил новый охранник. И он, естественно, не знал в лицо никого из десятков работников трех фирм, арендовавших этот корпус для своих офисов. А видеокамеры в здании отсутствовали.

Подозрение, павшее на Виктора Юрьевича, усугублялось тем, что у него был мотив для убийства. Как показали сотрудники "Стройкома", директор с замом, будучи совладельцами фирмы, часто выясняли отношения по поводу того, кто больше делает для ее процветания. После смерти шефа Виктор Юрьевич становился полновластным хозяином фирмы. Тем более, что погибший воспитывался в детдоме, не был женат, не имел детей.

Так считал следователь, и, насколько я понимал, других подозреваемых у него не было.

Но вот как раз эта легкость, с которой моему подзащитному предъявили обвинение, казалась мне подозрительной и заставляла усомниться в его причастности к убийству.

По прозвищу Ворон, или Как мой сосед отсидел в тюрьме за другого человека

Если заместитель хотел избавиться от своего директора, то неужели не мог найти лучшего способа?! Это при современном-то ассортименте! Какой-нибудь несчастный случай, автокатастрофа или, еще проще, отравление. На худой конец, мог киллера нанять. А тут - сам и ножом. Пошло и глупо. Но подзащитному я этого, естественно, не говорил.

- Да, Виктор Юрьевич, к сожалению, все улики против вас. И следователь, и суд поверят им, а не вашим клятвам в невиновности, - огорчил я клиента. - Расскажите-ка лучше, чем вы занимались в тот самый день.

- С самого утра? - спросил он.

- Можно с обеда, - облегчил я ему задачу.

- Ну, после обеда я поехал на СТО, что-то у моей "Тойоты" зажигание забарахлило. Проторчал там примерно до четырех часов. Очередь, а потом пробки... Когда вернулся - позвонил Олегу, что я на месте и засел за бумаги. Ну, а потом Олег попросил зайти.

- Когда это было?

- Да минут без десяти шесть, все уже домой собирались. Я это и следователю рассказывал.

- О чем вы говорили?

- Да обо всем. О новом тендере на строительство дома, о командировке в столицу по договору о поставке кирпича… Ну, о чем-то еще по мелочам, уже не помню.

- А что было потом?

- Да ничего, как говорил Райкин, "разошлися восвояся, обоюдно согласяся".

- И никакой ссоры между вами не произошло?

- Да нет, конечно.

Неправильный треугольник: история с продуманной жестокостью

После этого мой подзащитный опять сник и наконец нашел место своим рукам, сложив их перед собой на столе и сцепив короткие сильные пальцы.

- И никто не видел, как вы выходили из кабинета Корецкого? - поинтересовался я.

- Да нет, - пожал он плечами. - Это было десять минут седьмого, я еще на часы в приемной посмотрел. Леночка-секретарша уже ушла.

- А вы не возвращались в кабинет шефа?

Он отрицательно покачал головой:

- Почему вы это спрашиваете

- Потому что, как утверждают эксперты, убийство произошло между 20.30 - 21 часами.

- Во сколько? - напрягся Виктор Юрьевич, и похоронное выражение на его лице вдруг осветилось каким-то подобием улыбки. - Тогда у меня - алиби. Меня в то время уже не было в офисе.

- А кто это может подтвердить?

- Я думаю, что охранник.

- Нет, он новенький, и вас не помнит.

- Ну, тогда моя жена. Уже в семь вечера я был дома.

…Жена моего подзащитного Нелли Эдуардовна оказалось дамой красивой. Причем красота ее была не броской, а какой-то внутренней, словно лучилась из каждого сказанного ею слова, каждой ее улыбки и жеста. При этом в ней чувствовались умение строго контролировать свои действия и властность умной женщины. Впрочем, это не удивительно, поскольку у Нелли Эдуардовны был свой, отдельный от мужа бизнес - косметический салон.

Я решил, что лучше поговорить с женщиной на нейтральной территории, и пригласил ее в кофейню недалеко от моей адвокатской конторы.

Дочь бизнесмена дала отпор бандитам - история дерзкого налета в Павлодаре

Мы пили почти не сладкий капучино, и я стал терзать вопросами свою собеседницу:

- Вы можете подтвердить, что ваш муж в тот день пришел домой около семи вечера?

- А что из того, что я это скажу? - ответила она вопросом на вопрос. - Ведь муж и жена - как известно - одна сатана. Кто мне поверит?

- Да, пожалуй, убедить присяжных только с вашей помощью нам будет трудновато, - согласился я. - Но, может быть, его видел кто-то из соседей?

- Вряд ли. Да и нас мало кто знает. Как, впрочем, и мы.

- Можно задать вам нескромный вопрос: вы часто ругались с мужем?

Миловидное личико тронула ироническая улыбка.

- Ага, и бьет ли он меня? Это вы хотели спросить? Иначе, мог ли он "грохнуть" человека? Так?

- Ну, примерно, - согласился я.

Женщина на мгновение задумалась, глаза ее потемнели, и она вдруг сухо спросила:

- Хотите честно?

Я кивнул головой.

- Так вот, мой муж - очень жестокий человек, я его боюсь и ненавижу. Я проклинаю тот день, когда мы с ним познакомились. А в тот вечер он пришел домой около одиннадцати ночи, и был вне себя. И когда я его спросила, что случилось, он ответил, что теперь у него будет либо грудь в крестах, либо голова в кустах. А на следующее утро я узнала об убийстве. Именно так я все скажу сегодня следователю и на суде. Извините, что разваливаю вашу линию защиты.

Я не успел ничего сказать после монолога Нелли Эдуардовны, потому что она тут же попрощалась и грациозно, как по подиуму, прошла через весь зал к выходу.

Мне показалось, что соседние столики медленно поднимаются вверх и парят в воздухе. Судя по всему, получалось, что мой подзащитный мне бессовестно врал.

На следующий день я не поехал к нему на очередную встречу в СИЗО, как запланировал, решив, что самым лучшим выходом из этого положения будет мой отказ от дальнейшего участия в деле. Но это я скажу ему завтра. Лучше бы Виктор Юрьевич честно признался мне в убийстве, тогда бы я искал смягчающие обстоятельства для сокращения срока.

Однако в этот день мне опять пришлось усомниться в правильности принятого решения, как говорится, ввиду вновь открывшихся обстоятельств.

Без него мы стали нормально жить... История одного убийства

Вечером, когда я в офисе перебирал бумаги, пытаясь навести хоть какой-то порядок на своем рабочем месте, зазвонил телефон. Голос был женский, и мне показалось, что он принадлежит Нелли Эдуардовне. Но это была секретарша Леночка, которая хотела немедленно подъехать.

- Я больше не буду молчать, - с порога заявила она. - Из-за меня хороший человек может погибнуть.

- Какой человек? - поинтересовался я.

- Ну, Виктор Юрьевич, конечно, - всхлипнула посетительница.

Спустя полчаса она, размазывая по щекам слезы с тушью, поведала мне, что они с Демченко вот уже год находятся в интимной связи, и в тот самый вечер убийства он был у нее. И они как раз отмечали эту годовщину.

- Вот, - гордо, как орден, показала она мне свои тонкие пальчики, на одном из которых красовалось кольцо с бриллиантом. - Это он мне в тот вечер подарил. И остался у меня до утра.

- И когда же вы приехали к вам домой? - напрягся я в ожидании ответа. И он меня не разочаровал.

- Около семи вечера. Я дождалась его после разговора с Олегом Натановичем. Никакого убийства он не совершал. И еще…

- Она залезла в свою сумочку и извлекла из нее микрокассету для телефонного автоответчика. - Здесь - подтверждение моим словам.

- И все это вы сможете повторить на суде? - спросил я, справедливо решив, что пусть лучше мой подзащитный будет виновен в супружеской измене, нежели в убийстве.

Леночка удивленно взглянула на меня, словно не узнавая:

- А для чего тогда я пришла к вам?

...Суд проходил с явно обвинительным уклоном. Подсудимый полностью отрицал свою вину, но ему никто не верил. Нелли Эдуардовна - свидетель защиты, ставший свидетелем обвинения, с гордо поднятой головой повторила все то, что говорила мне в кофейне. Присяжные согласно покивали головами, хотя было видно, что им не очень понравилось ее свидетельство против собственного мужа. Зато на них, людей небольшого достатка, сильное впечатление произвела речь прокурора, в которой он в пух и прах разнес мораль нынешних нуворишей, готовых из-за денег перегрызть друг другу горло.

И тут было предоставлено слово мне, адвокату подсудимого. Я заявил, что все сказанное здесь свидетельницей обвинения - не что иное, как ложь. В тот злосчастный вечер и даже ночь Виктор Демченко вообще не приезжал домой, и поэтому не мог говорить своей жене то, о чем она здесь свидетельствовала. Потому что в это время мой подзащитный находился у другой женщины.

После этого в зал суда, по моей просьбе, вызвали секретаршу Леночку. Она полностью подтвердила алиби Виктора Юрьевича. А затем я попросил суд приобщить к делу микрокассету автоответчика, на которой спустя двое суток после убийства был записан звонок на ее телефон.

- Слушай ты, сволочь! Я же знаю, что ты там, у этой своей секретутки. Молчишь?! Ну ладно, я тебе устрою, гад. Я скажу, что будто в тот вечер ты признался мне в убийстве Олега, пусть тебя засадят в тюрягу лет на десять, хотя ты, козел, от капли крови в обморок падаешь. И ты тогда не отвертишься!..

Экспертизы, для установления кому принадлежит этот голос, назначать не пришлось. Нелли Эдуардовна тут же призналась, что в своих показаниях она лгала, желая отомстить мужу за измену.

После этого все присяжные были единодушны в своем вердикте относительно подсудимого: не виновен. Его освободили прямо в зале суда. Возбуждать уголовное дело за дачу заведомо ложных показаний против его супруги и секретарши суд, по каким-то своим соображениям, не стал.

…Прошел год. Я возвращался после очередного судебного процесса, когда чуть не столкнулся с молодой дамой в трауре. Лицо ее показалось мне знакомым. Но Нелли Эдуардовна узнала меня раньше.

- Здравствуйте. Вы еще сердитесь на меня? - спросила она, прикоснувшись рукой к моему локтю.

Не ответив на ее вопрос, я попытался отстраниться, но все же поинтересовался, что за горе у нее.

- Виктор мой погиб. Разбился в машине, - сказала Нелли Эдуардовна и вдруг разрыдалась некрасиво, по-бабьи, примакивая глаза черным ажурным платочком.

Я выразил свое соболезнование, однако не удержался от любопытства:

- Вы что, помирились после суда?

- Мы и не ссорились, - удивила она меня ответом. И вдруг заговорила быстро, словно боясь, что я сейчас уйду и не услышу того, что обязательно должен знать.

- Неужели вы ничего не поняли? Мы же все это разыграли тогда с Леночкой. Да никогда у них с Виктором не было никакой любовной связи. А за риск я ей хорошо заплатила. Тем самым кольцом с бриллиантом, которое она вам показала. Помните? Да и отмазали бы ее, если что…

Злая шутка вывела на след убийцы - история запутанного дела

 

- Но зачем вы тогда свидетельствовали против мужа? И для чего вообще был нужен весь этот спектакль? - опешил я, пытаясь сфокусировать свой взгляд на все таком же миловидном личике моей собеседницы.

- Если бы я сказала, что он приехал домой до того, как совершилось убийство, суд бы мне не поверил, - покачала она головой.

- Но я все равно постарался бы доказать его невиновность, - вспылил я.

И тут она взглянула на меня как на больного, несущего явный бред.

- Так вы до сих пор считаете, что Виктор был невиновен? О, святая простота! Да, он это, он убил Олега, потому что всю жизнь ревновал его ко мне! Они поссорились в его кабинете, а потом подрались! - почти закричала она, заставив обернуться проходящую мимо нас молодую парочку.

Вконец ошарашенный услышанным, я хотел спросить, была ли ревность ее мужа оправданной, но решил, что это бестактно и уже совсем не интересно…

Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik