Жутко не доверяю пятнице тринадцатого, или На себе проверена примета

© Pixabay / MarcVanduffelЧерная кошка, приметы. Иллюстративное фото
Черная кошка, приметы. Иллюстративное фото - Sputnik Казахстан, 1920, 13.01.2023
Подписаться на
НовостиTelegram
В молодости, будучи девушкой отважной и лишенной сантиментов, я особо не верила во всякие приметы. К свадебным, как то пойманные букеты, относилась вообще с пренебрежением, "предэкзаменационные" (монету в ботинок, а пятку испачкать чернилами), высмеивала, про пятницу тринадцатое, хотя и читала в журналах всякие ужасы, но тупо надеялась, что именно меня черная пятница не затронет никогда.
Вон, на Земле сколько миллиардов людей, вероятность в этой толпе пострадать от несчастий в день, выпадающий крайне редко, однозначно мала.
Но с 13 декабря 1996 года к черной пятнице я отношусь с уважением и не выхожу в этот день никуда. Вообще стараюсь его проспать перед телевизором.

Что произошло в тот день?

Начался он как-то нетривиально. Ко мне, женщине молодой, незамужней и привлекательной, примчалась с утра подруга Женька и попросила об одолжении.
Здесь надо объяснить подробно. Наша Женечка в юности очень любила сильных обеспеченных мужчин, несмотря на то, что с 18 лет была замужем.
"Так получилось!" - о каждом своем романе говорила она.
Я её не осуждала. Во-первых, кто я такая, чтобы осуждать других людей? Во-вторых, тело ее, Женькино, муж тоже. Сама знает, что с ними делать.
Но в тот день, пятницу тринадцатого, все это немного вышло за рамки отдельной семьи. Прибежавшая "на минутку" Женя попросила меня сказать ее мужу, что я ей дала поносить серебряный браслет с фианитами. На время.
Я включила логику и спросила подругу, а у меня-то откуда может быть такое богатство? У женщины с маленьким ребенком на руках, существующей на разовые заработки? Кому сочинение на пятерку написать, кому создать реферат, другому выправить брошюру о знаменитом предке.
- А тебе подарил браслетик Бахитжан Бахитович, который рисовый цех держит! Ты его любовница!
- С чего бы я его любовница? – возмутилась я. – Он женатый, некрасивый, с дурным характером. Это все знают.
- Потому, что его любовница – я! – сообщила Женька. – И Бахитжан Бахитович мне подарил этот браслет. А муж мой, Салим, увидел, и спрашивает, откуда такое серьезное украшение? У нас семейный бюджет-то две зарплаты - шофера и продавщицы.
Тут я начала немножко соображать:
- И тут ты сказала, что браслет тебе дала поносить я, а мне его подарил любовник. И имя любовника, конечно, назвала?
- Ага, - кивнула Женька. – И браслет пока можно поносить, и отвела от себя подозрения в связи с Бахитжаном.
- Я в этой афере не участвую! – возмутилась снова я. – Не хватало мне, выручая тебя, дурную славу на весь поселок обрести! Иди, ты, Женечка, лесом!
Но подруга уже картинно рыдала, рассказывала мне, как именно ее муж убьет, если правда вскроется. И я согласилась подыграть.
А, надо сказать, что по пятницам вся наша округа отдыхала в единственном местном кафе "Ромашка" в предвкушении выходных. Люди пили, нехитро закусывали, обменивались новостями, танцевали.
Так было и в тот вечер пятницы тринадцатого.
Мы с Женькой и ее мужем часов в девять вечера заняли маленький столик в углу кафешки, заказали дешевого вина и бутербродов. Часов в десять зал был полон, и в нем было много знакомых лиц. Мы все время здоровались и пили за какие-то чужие тосты. В маленьком поселке обычно так – за хорошие новости граждане "проставляются", наливают "всему миру".
Бахитжан Бахитович со своей женой и двумя соседями тоже был тут, на запястье его жены, дамы почтенной, красовался такой же браслет, как у Женьки.
Жена Бахитовича внимательно разглядывала окружающих, и, вдруг метнулась к нашему столику, схватила Женьку за руку и закричала:
- Ах, ты, проститутка! А еще замужняя! Я тебе покажу, как с чужим мужиками за браслетики кувыркаться!
Бахитжан Бахитович в это время курил где-то на задворках заведения, и ничего этого не видел. Но мордобой назревал.
Тут подвыпивший Салим, взял за ворот шикарного платья женщину, нападавшую на его жену и сказал:
- Я требую, чтобы вы извинились! Потому, что браслет моей Евгении дала поносить подруга! Вот эта!
А надо сказать (это выяснила я позже), что утром Валерия Матвеевна, так звали жену Бахитовича, была в салоне красоты, где встретила несколько дам из местного "света" и похвасталась им своим массивным браслетом. И тут одна заслуженная сплетница сказала, что была накануне в городе, ходила по магазинам, и в одном из них видела Бахитжана Бахитовича, который покупал таких браслетиков два.
Валерию Матвеевну это озадачило, она сразу сложила "один и один", и сообразила, что если один браслет у неё, значит, другой – у другой женщины. Причем, той, второй дамой, ее муж однозначно увлечен. Иначе не стал бы покупать ей такое ж украшение, как жене.
И, вот, финал трагедии. Матвеевна, услышав, что Женя взяла браслет на несколько дней у подруги, замахнулась своим ридикюлем и стала лупить меня, растерявшуюся, куда ни попадя. Я даже защищаться сразу не догадалась, и мне прилетело в лицо, по плечу, по спине, по шее за какие-то считанные секунды.
Наконец, я, собравшись, оттолкнула разъяренную хулиганку от себя, та упала толстой попой на пол, и я прямо сказала:
- Браслетик Женькин, ей его подарил Бахитжан Бахитович "за любовь", а Салим считает, что его жена взяла у меня поносить это украшение, потому, что Женя ему так сказала! Наврала. Клянусь чем угодно, Матвеевна, в сторону вашего мужа я никогда не смотрела, и чужие грехи больше покрывать не буду. И так нос разбит и на плече синяк набухает.
Смотрю, у Салима глаза наливаются кровью, он ринулся искать Бахитжана Бахитовича с криком:
- Убьююююю!
Следом помчалась на каблуках "рюмочкой", смешно покачиваясь, Матвеевна, с воплем:
- Убьет же!
Женька подобрала подол платья, быстренько взяла куртку в гардеробе и побежала прятаться от мужа у дальней родни. Крикнув мне напоследок, что я "свинья продажная" и "курица тупая".
Я совершенно не обиделась, ну ее, дурочку гулящую, мне стало как-то легче, когда все это вранье завершилось, но "занавес" этой пятницы тринадцатого был катастрофический. Я отправилась в травмпункт исследовать побои.
Салим навалял Бахитжану Бахитовичу так, что попал под суд за нанесение тяжких телесных повреждений. Матвеевне, бросившейся закрывать мужа своим роскошным телом от молодого громилы, тоже досталось сапогом в челюсть. Попала бабонька в челюстно-лицевую хирургию.
Женьку же нашла у двоюродной тетки через неделю свекровь и отходила ее дрыном. Так, что выделялась еще долго моя бывшая подруга "шкуркой в полосочку". Не уцелел, в общем, никто из героев истории.
И, может быть, причина случившегося вся в том, что врать нельзя в принципе. Но была-то еще и пятница тринадцатое.
Лента новостей
0