"Инопланетянин", Или неправдоподобная история о путешествии сельчанина на другую планету

© Sputnik / Леонид Савинов / Перейти в фотобанкСтранное светящееся облако необычной формы над городов, архивное фото
Странное светящееся облако необычной формы над городов, архивное фото  - Sputnik Казахстан, 1920, 07.01.2023
Подписаться на
НовостиTelegram
Жизнь Сергея Топоркова была утомительно однообразной. Днем они с женой Людмилой работали: он - электриком в промкомбинате, она - бухгалтером в совхозе. Вечером - заботы по хозяйству да фильмы по телеку.

Застолье

Больше всего Сергей любил субботу, потому что тогда к обеду приходил в гости шурин Борька с женой Аней и неизменной бутылкой водки, кото­рую они тут же вчетвером приходовали, и Сергей мчался за новой. Благо, что рядом на ав­тобусной остановке вездесущие коммерсан­ты открыли киоск, и проблем с выпивкой и ку­ревом у Сергея не стало.
Суббота, которая потом перевернула всю его спокойную жизнь, началась так же обыден­но, как и многие другие. Только они с Людмилой управились по хозяйству, как подвалили Борь­ка с Аней, и женщины принялись хлопотать над обедом.
За столом Борька, как всегда, расска­зывал разные истории. Хотя зачастую он по­вторялся, его старались не перебивать. Во-первых, потому, что он на это обижался, а во-вторых, каждая старая история у него обычно обрастала новыми подробностями, и слушать eе было все равно интересно.
На этот раз Борька загибал что-то про НЛО. О том, как один мужик встретился с летающей тарелкой. Инопланетяне звали его с собой по­кататься, а тот, не будь дураком, вовремя унес ноги.
- Я бы, наверное, в обморок грохнулась со страху, - ужаснулась раскрасневшаяся от спиртного Людмила.
- Да, не говори, - под общий хохот поддержала ее Анна.
Топорков вместе со всеми долбанул свой посошок на дорожку, взглянул на часы - без пятнадцати двенадцать - киоск вовсю работал. До обеда далеко - и как был в спортивном трико - выскочил из дома.
"Ну, Борька дает, инопланетян приплел", - думал про себя Сергей. Сам он во все эти россказни про летающие тарелки не верил, считая их выдумками журналистов. Да и на какой хрен ему какие-то тарелки, когда на улице прекрас­ный летний день, на душе хорошо от разлившейся в желудке водки, а впереди ждет еще целая бутылка зелья.

Гостья с неба

С этой приятной мыслью он обогнул свой дом и вдруг застыл, как будто его током шарахнуло. Прямо перед ним, в каких-нибудь трид­цати метрах, сверкая то ли солнечными бли­ками, то ли огнями, в воздухе висела огром­ная, прозрачная тарелка, похожая на ту, кото­рую показывали по телеку в научной програм­ме.
"Ну, дебил, допился, - подумал Сергей. - Уже галюники пошли". Он трях­нул головой, потер глаза, но та­релка все так же висела над поля­ной, правда, уже гораздо ниже.
"Надо всех позвать, похоже, не мерещится мне", - решил он и уж было хотел рвануть назад, но только не смог и шага сделать, словно ноги к земле приросли.
Между тем, тарелка мягко села на поляну, и сразу же неведо­мая сила потянула Сергея прямо к ней. Наш герой почув­ствовал, как ал­коголь моментально исчез из организма, а на смену ему при­шел страх перед неизвестным. Он беспомощно оглянулся по сторо­нам, но улица, как назло, была абсолютно пустынной, будто все куда-то испарились. Он хотел закричать, но звук застрял в горле, и Сергей, как кролик к удаву, продолжал двигаться к лежавшей на зем­ле стеклянной гостье.
Тем временем в брюхе тарелки открылся люк, и оттуда, как стрекоза - такая же сверкающая и легкая - выпорхнула фигурка, очень по­хожая на земную девушку, в руке у которой была короткая трубка. Она направила эту труб­ку в сторону Сергея, и он почувствовал себя необычайно легким, почти невесомым, растворяющимся в этом теплом летнем воздухе.
...Очнулся Топорков внутри серебристого шара, по прозрачным стенам которого струились разноцвет­ные огоньки, сливаясь в непонятные знаки, по­хожие на китайские иероглифы. Откуда-то из стен плыла обволакивающая мягкая музыка.
И тут перед Сергеем появилась та са­мая инопланетянка, кото­рая выходила из летаю­щей тарелки. То, что это женщина, видно было по вырисовывающимся из одежды округлым формам и мягкому овалу лица, на котором выделялись боль­шие синие глаза. Только голова ее была абсолют­но голой, как у солисток музыкальной группы "По­лиция нравов", концерт которой Сергей недавно видел по телеку.
Инопланетянка так близко подошла к лежавше­му в мягком кресле зем­лянину, что он ощутил тон­кий неземной запах ее ду­хов, услышал легкий шорох почти прозрачной одежды. Она мягкими движениями сняла с головы Топоркова блестящие датчики и позвала его за собой.
Вместе они приблизились к прозрачной стене тарелки. Аппарат их повис над го­родом на высоте птичье­го полета. Город чем-то напоминал земной, только здания были круглыми и овальными, и такими же прозрачными, как летаю­щая тарелка. Они отражались в зеркальных мостовых, по которым двигались иноплане­тяне. В воздухе парили обтекаемые серебри­стые предметы, тоже заполненные живыми существами.

Планета Мэй

Девушка беззвучно шевелила губами, слов не было слышно, но Сергей понимал все, что она произносит.
- Это наша планета Мэй, - показала она. Тарелка пролетела над городом, и Сергей уви­дел ровные квадраты цветущих садов.
- Раньше здесь была пустыня. Теперь у нас нет ни пустынь, ни болот, мы избави­лись от них с помощью солнечной энергии, - вливались в мозг Топоркова ее слова. Но дальше они становились все непонятнее. Он чувствовал, как голову, словно с похмелья, буквально распирает от всех этих терминов, по­нятий, знаков, формул, схем... Еще немного, и она взорвется.
- Стоп! - грустно сказала девушка. - Не обижайтесь, но мозг ваш не развит, он не в силах принять ту информацию, которую мы хотели передать вашим землянам... Вот, возьмите на память о нас. Это визитная кар­точка планеты Мэй.
Она вложила в руку Сергея зеленоватую пластину из неизвестного металла. На ней, как живые, переливались синеватые про­жилки рек, изумрудно светились леса, объемно поднимались вверх горные хреб­ты. Похоже на Землю, но не Земля. Инопла­нетянка коснулась рукой головы Топоркова, и он опять впал в забытье...

Возвращение блудного мужа

Когда глаза Сергея открылись, он уви­дел, что стоит на том же самом месте, где встретился с летающей тарелкой, за углом собственного дома. Был теплый летний день, и от нагретой солнцем земли струи­лись к небу колеблющиеся воздушные струи.
"Сейчас расскажу всем, что я видел, они там точно отпадут от зависти", - возли­ковал Сергей. Он взглянул на часы, они ис­правно показывали двенадцать часов.
"Мать честная, всего за пятнадцать минут на другую планету слетал. Вот это техника!" - подумал Топорков.
Он уже бросился было домой, но вспомнил, что его ждут с бутылкой, и рва­нул к киоску.
Водка, к его удивлению, стоила дороже на целую тысячу. Хорошо, что денег взял еще и на сигареты, а то бы не хватило.
- Сегодня, что ли, повысили? - поинтере­совался он.
- Да ты что, с Луны свалился? - удивил­ся продавец. Уж почти неделю как подняли... Не пил это время или в командировке был?
- В командировке, - буркнул Сергей.
Он обогнул свой дом, толкнул скрипучую дверь и ввалился в дом.
Компания была в том же составе, только вид у всех был какой-то унылый, как на похоронах. К тому же, Людмила тихо плака­ла, а Анна гладила ее рукой по плечу.
- Да куда ему деться, он же.., - Борька ос­тановился на полуслове, увидев вошедшего родственника, и рука его с бутылкой замерла над стаканом.
- Вот он, гад, явился - не запылился! Да что же ты со мной делаешь?! - по-бабьи тонко заголосила она, упав го­ловой на стол. - Ты где пропадал?!
- Ты, чего, сдурела, что ли? - возмутился ошалев­ший от такого приема Сергей. - Из-за пятнадца­ти минут такой вой под­няла. Да сейчас расскажу, где я был - вы тут точно умрете со страху.
- Нет, он еще издева­ется! - захлебнулась от обиды Людмила. - Каких пятнадцать минут? Да тебя целую неделю дома не было. Как ушел за бутыл­кой - так и провалился. Уже всю милицию на ноги подняла, думала, убили его, а он "пятнадцать ми­нут", - передразнила мужа Людмила и зарыдала.
- Какая неделя, ты что, чокнулась, что ли? В космосе я был, на планете Мэй.
- Где... ты был? - хохотнул Борька. - Ты это своей Людке расскажи, может, она тебе поверит, а мне-то чего лапшу на уши вешать? - В голосе его прозвучала обида.
- Говорю, тебе - на тарелке летающей был. Ну, про которую ты сегодня, тьфу, в прошлый раз рассказывал.
- Слышь, Серега, а ты нигде это... головой не стукался? - недоверчиво поинтересовал­ся Борька. - Вид у тебя не очень...
Скрипнула дверь, и на крыльце появилась Людмила.
- Ну ладно, давай, рассказывай, только честно, не ври, - насела она на мужа. - Или потом, когда вдвоем останемся?

Хотите верьте – хотите нет

Рассказ Топоркова был долгим, потому что его все время перебивали вопросами, чаще дурацки­ми. Борьку больше всего интересовало - кра­сивее инопланетянки наших женщин, или нет? А Людмилу - опять же - о чем она с Сергеем говорила, и не позволял ли он себе чего лиш­него?
- Да ты не волнуйся, - успокаивал ее Борь­ка, - они там другим способом размножаются.
Но когда Сергей закончил свою историю, то понял, что ему никто не верит.
- Ты скажи честно, у кого был? Я, может, прощу тебя, - всплакнула жена. - А про плане­ту эту ты в какой-нибудь книжке вычитал, когда у зазнобы на диване валялся.
Борька загадочно, прямо, как леонардовская Джоконда, улыбался, не забывая разливать принесенную Сергеем водку. И даже Аня, раньше проглатывавшая самые невероятные россказни мужа, сейчас недоверчиво покача­ла головой.

"Инопланетянин"

Но полностью реакцию на свой рассказ он предугадать не смог. И директор промкомбината, и сотрудники встретили ее смехом. Из-за Сергея предприятие в этот день практически не работало: все бегали послушать, как врет "инопланетянин" - так окрестили его работя­ги.
Прогулы ему, конечно, простили. Ну, погу­лял мужик где-то, с кем не бывает. Хотя и переборщил - все-таки не день-два, а целую неделю, но, тем не менее, такие опытные специалисты на дороге тоже не валяются. Пото­му договорились, что прогулы он отработает в свободное время. Хотя для всех было уди­вительным - чего какую-то ерунду придумы­вать про инопланетян. Раньше вроде ничего такого за ним не замечалось.
Через неделю, когда страсти вокруг Сер­гея, вроде, уже улеглись, из областной газеты прикатил корреспондент. И хотя Топорков из­ложил ему свою историю довольно коротко, журналист дал волю фантазии, и статья полу­чилась чуть ли не на целую газетную полосу.
После этого директор промкомбината выз­вал Сергея в кабинет и, пряча глаза, попро­сил, чтобы тот съездил в райцентр, проверил свое здоровье.
- А то, - сказал он, - ты же с электриче­ством дело имеешь. Не ровен час - случится что, а отвечать кому? Мне уже сверху по это­му поводу звонили...
Еще через несколько дней Топоркову стало казаться, что все происшедшее с ним - это только сон. "Но неужели я целую неделю где-то спал? - недоумевал он. - Может на самом деле врачу показаться? А то, действительно умом тронусь".

"Действительно, шизанутый!"

Сергей втихую смотался в райцентр и, после долгих проволочек, пробился на прием к психиатру.
Врачом была женщина лет пятидесяти. Она внимательно выслушала рассказ пациента, долго стучала ему резиновым молоточком по коленям, заставляла смотреть на свой движущийся палец. Потом завела его в маленькую комнатку, уложила на топчан и прикрепила ему к голове металлические датчики, очень похожие на те, которые устанавливала ему инопланетянка, включила какую-то яркую лампочку, которая ослепительно мигала в темноте.
Вердикт врача был таков: в детстве Сергей получил травму головы, последствия ее теперь неожиданно сказались, вызвав галлюнативное состояние...
- Так вы тоже считаете, что на самом деле ничего не было? Ни летающей, тарелки, ни планеты Мэй? - расстроился Топорков.
- Конечно, мой дорогой, успокойтесь. Это не страшно. Я выпишу вам лекарство, и вы про все забудете, про все эти тарелки.
- Но где же я тогда по-вашему целую неделю был? - еще сопротивлялся Сергей.
- А вот этого я, к сожалению, не могу знать, - пожала плечами доктор. - Это результат амнезии - потери памяти. Может быть, немного погодя вспомните, где вы были. - И она вручила несчастному рецепт.

Прощай, планета Мэй!

...Спустя месяц, списавшись с матерью Людмилы, распродав свой нехитрый скарб, они поехали в Саратов. Больше всех горевал по поводу их отъезда Борька, который напившись при прощании, просил там в городе, подыскать теплое местечко и для них с Анной.
Теща встретила их радушно. Приняв с дороги душ, Сергей облачился в свое старенькое трико и, пока женщины хлопотали над закуской, решил покурить на лестничной площадке.
Сунул в рот сигарету, похлопал себя по карманам в поисках зажигалки. В боковом кармане рука его наткнулась на что-то твердое. Но карман был пуст. Сергей нащупал в нем дырку и сунул туда пальцы.
Однако то, что он извлек из-под подкладки, не было зажигалкой. На ладони у него лежала небольшая металлическая пластинка. На ней, как живые, переливались синеватые прожилки рек, изумрудно светились леса, объемно поднимались вверх коричневатые горные хребты...
"Значит, было, было все - и эта летающая тарелка, и эта инопланетянка, и эта планета, - обрадовался Топорков. - Значит, я не псих, сами они все психи! Сейчас покажу Людмиле с тещей, а завтра позвоню в местную газету. Пусть теперь попробуют сказать, что мне это привиделось".
Но тут он вдруг представил себе снова все эти расспросы, недоверчивые ухмылки и дикий хохот, прием у психиатра. Кто поручится, что все это снова не повторится? Вдруг, еще пластинка окажется земного происхождения? Как после этого отнесутся к нему на заводе, куда он придет устраиваться на работу? Опять назовут "инопланетянином"? Что, снова упаковывать чемоданы и бежать куда глаза глядят?
"Нет, хватит! - решил Топорков. - Забыть обо всем раз и навсегда".
Он открыл крышку мусоропровода и, больше не раздумывая, опустил туда зеленую металлическую пластинку.
Сувенир с далекой планеты Мэй жалобно звякнул о трубу мусоропровода и исчез в| отбросах землян.
Лента новостей
0