Блокада Ленинграда "забрала" у нее всё, даже имя матери: история сильной женщины

© Sputnik/Александр МирогловВера Федоровна Закиржанова рассказывает корреспонденту Sputnik Казахстан о том, как сложилась ее жизнь
Вера Федоровна Закиржанова рассказывает корреспонденту Sputnik Казахстан о том, как сложилась ее жизнь - Sputnik Казахстан, 1920, 30.04.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Пенсионерке из Алматинской области Вере Федоровне Закиржановой уже 85, но она все еще помнит, как, будучи совсем ребенком, спешно покидала Ленинград перед блокадой
АЛМАТЫ, 30 апр — Sputnik. История жизни Веры Федоровны Закиржановой сложная и даже трагичная, вполне претендует на сюжет отдельной художественной киноленты. И эту историю ныне пенсионерка, а в далеком 1941-м четырехлетняя девочка, помнит с момента спешной и опасной эвакуации из блокадного Ленинграда.
О жизни после эвакуации, о том, как лишь единожды видела отца, почему не знает имени матери, об удивительной встрече с певицей Людмилой Зыкиной и о многом другом Вера Федоровна рассказала корреспонденту Sputnik Казахстан.

Знакомьтесь, Вера Федоровна

С десяток двух- и трехэтажных домов постройки 50-60-х годов прошлого века, буквально утопающих в густой зелени алматинских предгорий. Именно так выглядит микрорайон в поселке Бесагаш с несколько странным названием АКНМ. Что означает эта аббревиатура, сейчас уже не вспомнят даже здешние старожилы (мы интересовались, но безрезультатно).
Добраться сюда, если нет собственного транспорта – тот еще квест: от центральной трассы нужно пройти около километра по узким улочкам частного сектора, а затем метров 500 по окружной дороге в гору. Но оно того действительно стоит.
Оказавшись в микрорайоне, словно возвращаешься на несколько десятилетий назад: деревянные заборчики, по-весеннему роскошно нарядные деревья в цветах, пение птиц и редкие машины, припаркованные на площадках у подъездов.
© Sputnik/Александр МирогловВера Федоровна и Каламкас рассказывают о том, как неожиданно стали одной семьей
Вера Федоровна и Каламкас рассказывают о том, как неожиданно стали одной семьей - Sputnik Казахстан, 1920, 30.04.2022
Вера Федоровна и Каламкас рассказывают о том, как неожиданно стали одной семьей
В сравнении с шумным и вечно спешащим куда-то мегаполисом кажется, что ты перешагнул где-то временной разлом и оказался в прошлом. Именно здесь вот уже 13-й год живет Вера Федоровна Закиржанова.
85-летняя бабушка стала знаменита минувшей осенью - после того, как в социальных сетях пользователи опубликовали видеоролик, где она, не дожидаясь, пока раскачаются коммунальщики и местные акиматы, взяв в руки метлу, приводит в порядок свой небольшой дворик. И делает это весело, с настроением - и явно получая удовольствие.
Но еще больше пользователей соцсетей удивило то, что все это пенсионерка делает, так сказать, на общественных началах, бесплатно. И даже когда соседи намереваются собрать для нее деньги, чтобы оплатить труд, или предлагают помощь спонсоры, удивленные жизнелюбием Веры Федоровны, она отказывается наотрез.
Единственное, что она готова принять в счет оплаты за работу, – новая метла.
"Я, когда сюда переехала, мне говорили: "Ты чего, ненормальная?" Я стала подметать около своего подъезда. Я люблю чистоту. Мне приятно. Я ни для кого. Я лично для себя делаю. А сейчас смотрю – все стали подметать. Много "ненормальных" появилось. Это разве плохо - быть такими "дураками" и содержать в чистоте свой маленький поселочек?" - улыбаясь, говорит она.
Наша первая и пока единственная встреча с Верой Федоровной состоялась в середине апреля.
Отправляясь к ней, я уже кое-что знал о ее увлечениях, а потому купил в киоске большой сборник сканвордов. Разгадывать их, пожалуй, единственная вредная привычка бабушки. Почему вредная? Да потому, что порою, погрузившись в них, она засиживается далеко за полночь, чем вызывает тревогу у родных.
© Sputnik/Александр МирогловК Вере Федоровне мы пришли с подарком. Все свое свободное время она проводит за разгадыванием сканвордов
К Вере Федоровне мы пришли с подарком. Все свое свободное время она проводит за разгадыванием сканвордов - Sputnik Казахстан, 1920, 30.04.2022
К Вере Федоровне мы пришли с подарком. Все свое свободное время она проводит за разгадыванием сканвордов
Сама же Вера Федоровна в ответ на это смеется. Говорит, что именно увлечение сканвордами позволяет сохранить здравый ум и великолепную (в чем мы убедились) память.

Побег из блокадного Ленинграда

Сегодня Вера Федоровна говорит, что абсолютно счастлива, и видно, что не лукавит. Да и кто, как не она, в далеком 1941-м четырехлетняя девочка, чудом спасшаяся из блокадного Ленинграда, может оценить ощущение абсолютного счастья.
"Ярким пятном в моей голове осталось то, как мы ехали в поезде. Небольшая кучка детей, как я сейчас представляю, человек 20-25. С нами двое-трое взрослых. Едем в поезде, и вдруг паровоз наш как загудит, завизжит. Страшно-страшно… Мы все прижались друг к другу, а колеса паровоза скрежещут по рельсам. Страшный звук, и потом резко остановились - так, что нас всех тряхануло. Двери открываются, забегают люди, нас в какие-то одеяла заворачивают и буквально выбрасывают на улицу, передают на руки людям. Что там было впереди, я не знаю. Видимо, рельсы были разобраны, как я сейчас соображаю. А еще нам сказали: "Не вздумайте плакать, не вздумайте кричать. Нас услышат!" Мы все друг в друга головами уткнулись, и слышу, некоторые дети: "Мама, мамочка, спаси меня!" - вспоминает Вера Федоровна о своей эвакуации из на тот момент почти полностью окруженного фашистами города на Неве.
По ее словам, это все, что запомнилось из тех страшных дней. Стерлись даже воспоминания о том, как дальше добирались до детского дома в городе Шадринск Курганской области, где впоследствии девочка воспитывалась, пока ее не удочерили. В ожидании этого момента в детском доме маленькая Вера провела почти два года.
"В 1943 году я попала в приемную семью. Пришли два мужчины, поговорили с заведующим. Она вызвала меня и интересную речь сказала: "Вот эта девочка заменит вам любого мальчика. Она так хорошо поет, стихи рассказывает. А какие выкрутасы со своей гимнастикой делает. И вообще – помощница, на кухне помогает, чистоту любит. Не пожалеете". Ну, они переговорили, и папа, как я поняла, он папой будет, сказал: "Мы согласны". А дней через пять, может, неделю, мы смотрим в окно, идет папа (приемный) и с ним женщина. Красивая женщина, небольшого роста, полненькая такая, в шелковом белом платье, тут у нее завивка, губы накрашены, на высоком каблуке. А я всем говорю: "Это моя мама!" - рассказывает Вера Федоровна.
Объятия, встреча, иллюстративное фото - Sputnik Казахстан, 1920, 30.11.2021
Бабушка-блокадница из Казахстана нашла внуков в Германии спустя 20 лет

Крупицы воспоминаний

Прошло много лет, а о своих настоящих родителях Вера Федоровна Закиржанова знает, как и прежде, очень мало, и это заметно ее расстраивает.
В памяти женщины осталась лишь единственная короткая встреча с родным отцом, который разыскал ее уже в детском доме, а затем отправился на фронт и больше не вернулся. О родной матери ей неизвестно ничего. Даже имени ее не знает.
"В 1942 году, я помню, летом… У нас была большая площадка детская. Мы там играли всегда. И кричат: "Вераааа! Вера Закина! (фамилия по рождению) Иди сюда, к тебе папа приехал!" Я побежала. Подбегаю. Стоит мужчина. В военной форме, фуражка в руках. Так у него портупея, так – полевая сумка, сапоги, темно-зеленая гимнастерка. Я остановилась около него, а он смотрит на меня и говорит: "Доченька, как я тебя долго искал!" - рассказывает пенсионерка.
По ее воспоминаниям, встреча продлилась не более 15-20 минут, но до сих пор, говорит Вера Федоровна, ее не покидает ощущение, словно было это только вчера, ведь запомнилась в деталях и на всю жизнь.
"У нас тетя Валя была поваром. Она вынесла детский стульчик. Он сел, меня на колено взял, и мы с ним минут 15-20 проговорили. А за воротами все время гудела машина. Папа говорит: "Видишь, меня уже зовут. Надо ехать, доченька. Но я обязательно тебя заберу". Я взяла его ладонями за лицо и говорю: "Папа… А ты мой папа?" Он взял мои ручки, к сердцу своему прижал: "Да, я твой папа". "А как тебя зовут?", - спросила я. А он: "Меня зовут Костя. Константин". А потом вытащил из полевой сумки две или три шоколадки, подает и говорит: "Беги, деток угощай". Я побежала и кричу: "Папа мой, Костя! Папа мой, Костечка!". Папа ушел за ворота, а я ушла к детям. Больше я его никогда не видела", - делится воспоминаниями Вера Федоровна.
Сегодня Вера Федоровна до сих пор корит себя, что в ту единственную встречу с отцом ничего не спросила и не узнала о маме.
Единственное, что ей известно - то, что она была балериной и умерла в блокадном Ленинграде. Так сказали ей приемные родители после того, как она случайно нашла справку из детского дома.
"Мама (приемная) заходит и спрашивает: "Что ты, Верочка, делаешь?". А я говорю: "Мама, я справку нашла. Что это за справка?". Она: "Где ты это взяла?". Я говорю: "Наверное, в сумке". А она: "Я тебе сколько раз говорила, что нехорошо шарить по чужим сумкам". Я ей: "Она сама выпала!" Оправдываюсь, может я, действительно, не была виновата. "Мама, мама, скажи мне, кто это?". А она: "Я тебе потом расскажу". Я привязалась с этой справкой к ней, и потом она рассказала. Сказала: "Ты хотела искать маму и папу? У тебя нет мамы и папы. Мама у тебя умерла. Ее нашли замерзшей". Видимо, голодной смертью умерла. И еще сказала, что она работала в театре, балериной, а папа был летчиком, и больше у меня никого нет", - рассказывает Вера Федоровна.

Любили, как родную

О приемных родителях Вера Федоровна Закиржанова вспоминает с особенной теплотой и трепетом, ведь, по ее словам, она никогда не чувствовала себя в этой семье чужой. Но и здесь, по ее воспоминаниям, все сложилось не гладко и даже, можно сказать, трагично.
"Когда меня забрали из детдома, мы пришли на улицу Уральская в городе Шадринске. Дом № 13, как сейчас помню. Квартира № 1. И вот с этого момента я стала Старикова Вера Федоровна, 1938 года рождения. Место рождения по документам – город Шадринск, отец – Стариков Федор Семенович, мать – Старикова Галина Александровна. С тех пор я забыла свою фамилию – Закина", - вспоминает женщина.
© Sputnik/Александр МирогловВера Федоровна в сопровождении Каламкас обходит свои владения
Вера Федоровна в сопровождении Каламкас обходит свои владения - Sputnik Казахстан, 1920, 30.04.2022
Вера Федоровна в сопровождении Каламкас обходит свои владения
Именно с этого момента, как рассказывает женщина, и началось ее настоящее, счастливое детство. Но, увы, идиллия продлилась не долго. Спустя три года приемного отца девочки отправили в места заключения.
"Папу отправили работать в сельскую местность, он стал начальником снабжения села Батурино. Это от Шадринска километров 20. Мы приехали туда, хорошо стали жить. Завели корову, свиней, кур. В 1946 году, 9 мая, в сельпо мука пришла, чтоб в магазин пустить в продажу. Папа как начальник снабжения распорядился по-своему. Сказал: "Эту муку в магазин не пускать, а раздать людям – семьям фронтовиков". А под осень милиция пришла, забрали нашего папу. Суд. И папе дали статью – "Халатное отношение к работе". И пять лет. Он отсидел их от звонка до звонка. Как село ни гудело, как ни просили жители за него… Нет. Сказали: "Закон есть закон". И мы с мамой пять лет к папе ходили на свидания два раза в месяц, так как папу оставили отбывать заключение в Шадринске", - рассказывает Вера Федоровна.
Когда отец девочки вышел на свободу, она училась в шестом классе. Казалось, что все самое страшное позади. Но впереди ждал очередной удар. Отбывая срок, приемный отец Веры Федоровны серьезно заболел. У него обнаружили бруцеллез.
"Он ходил согнутый. И потом, на нервной почве, наверное, он потерял зрение. Перед смертью он с полгода не видел уже. Он "ушел", ему было 44 года. Около 16 лет мне было, когда мы остались одни. Так что я с мамой воспитывалась в основном. Как папа меня любил! Он меня нежил, на руках носил. Но с ним нам мало пришлось пожить. До тюрьмы три года и после тюрьмы три года. Вот и все, что я с папой жила. А мама неплохая женщина у меня была. Вообще у меня родители хорошие были", - с особенным трепетом рассказывает Вера Федоровна.
А еще она с содроганием вспоминает случай, произошедший как раз в то время, когда ее отец отбывал наказание. По признанию самой Веры Федоровны, тот момент она и сейчас считает одним из самых страшных в жизни.
"Когда папу посадили, мы обратно вернулись в Шадринск. Распродали все свое хозяйство и вернулись. Лето было. Мы играли с ребятишками в прятки. Я спряталась за тополь, а тут – забор, за которым была скамейка. Люди сидели, судачили. И говорят моей маме: "Галя, Федю посадили, ты теперь осталась одна. Тебе же тяжело, нет квартиры, нет работы. Ты ее сдай обратно в детский дом. Может, себе жизнь устроишь". Я это услышала, как выскочила: "Мама, мама, я не хочу в детский дом! Я хочу с тобой жить! Они плохие, они плохо говорят!" А мама мне: "Успокойся, Верочка. Никуда и никому я тебя не отдам". Вот… люди советовали. И мама меня никуда не отдала. Так мы с ней и остались", - вспоминает пенсионерка.

Своя семья

О своем первом браке Вера Федоровна рассказывает неохотно. По ее словам, он оказался неудачным, и однажды вместе с дочерью ей пришлось уйти от мужа, который выпивал.
"Однажды мы с дочерью вернулись домой, а там пожар. Все сгорело. А мама меня учила, что документы и деньги нужно всегда носить с собой, поэтому они остались. Забрала дочь, и мы уехали в Иркутскую область. А после, лет шесть прошло, я встретила второго мужа, и с ним мы прожили 34 года. Он тоже помнит блокаду - и гораздо лучше, чем я. Всю ее прошел, потому что родился в 1938 году в Ленинграде. Он рассказывал, что их трое было: он - Виктор и его брат 1940-го года – Валера, который сейчас в Гомеле живет. И старший брат – Юра, который по крышам бегал и фугаски сбрасывал на землю. Юру убило там. А однажды, когда обстрел начался, вроде, по его рассказам, старшая сестра его мамы их сверху прикрыла двоих – Витю и Валеру. Они живые остались, а ей осколок в спину попал. Похоронили", - рассказывает Вера Федоровна.
30 лет, с первого дня после окончания техникума, Вера Федоровна Закиржанова проработала воспитателем в детских садах, где преподавала музыку и учила детей петь. Но все изменилось с переменой места жительства, когда ее супруг предложил ей переехать жить в столицу КазССР – Алма-Ату.
Этот город, как и другие в республике, был знаком ему довольно хорошо, потому что в Казахстан он попал еще в 15-летнем возрасте, когда по зову партии его семья приехала из Ленинграда поднимать Целину.
"Приехали - и через какое-то время мне надо было устраиваться на работу. Муж меня прописал у какого-то своего знакомого в Каскелене, и в городе мне работу не давали. А потом хозяйка, в чьей квартире мы временно проживали – снимали, предложила прописать у себя. Пришли в ЖЭК. Там был директор – фамилия его Салимбаев. Такой дядька хороший. И говорит: "Пойдем ко мне дворником работать, а через три года ты получишь квартиру". Я удивилась. Квартиру в Алма-Ате? Но согласилась. И через два года и семь месяцев я получаю квартиру в девятиэтажном доме по улице Торайгырова, дом № 13, квартира 2. Там я прожила 19 лет, работая дворником", - не путаясь ни в цифрах, ни в датах, ни в фамилиях рассказывает пенсионерка.
По признанию Веры Федоровны, Казахстан она полюбила сразу и искренне. Именно поэтому с супругом они ни разу не думали куда-то переезжать.
Сменили лишь место жительства, уехав из шумного города в пригородный микрорайон, где она живет и сегодня. Своего супруга Виктора она похоронила шесть лет назад.

В поисках родной крови

Несмотря на то, что второй брак Веры Федоровны был удачным и она никогда не оставалась без внимания и в одиночестве благодаря заботе своего мужа, все эти годы она не переставала разыскивать хоть какую-то информацию либо данные о своих настоящих родителях. Первую попытку разыскать их она предприняла еще в годы учебы.
"Я когда в педучилище училась, пришла к начальнику милиции нашей. Все ему обсказала. Он попросил написать и оставить заявление и сказал, что, если будут вопросы, он меня известит. И вот, в одно прекрасное время он меня вызывает к себе. Я пришла. Он усадил меня за стол и попросил разобрать бумаги, документы какие-то, по алфавиту. Я села, разбираю. А в углу сидела женщина. Он к ней подошел, и они о чем-то разговаривали. Потом это женщина встала и, выходя за дверь, сказала, я хорошо слышала: "Нет. Это не она". Потом она ушла, Глинин (начальник милиции) подошел ко мне, поблагодарил за помощь. Тогда я спросила, что это за женщина. А он ответил, что эта женщина до сих пор ищет своего ребенка. Но в тебе она свою дочь не нашла", - вспоминает пенсионерка.
После были и еще несколько попыток. Так, она обращалась в одну из передач на советском ТВ – примерный аналог современной "Жди меня", но ответа так и не получила. А после несколько дней провела в архиве, в Шадринске, где воспитывалась в детском доме. Но и там все надежды рухнули после беседы с заведующей.
"За день ничего не нашла. На второй день ко мне подошла заведующая архивом и поинтересовалась, что я ищу. Я обсказала ей. Она говорит: "Милая, не ищи. Нет документов этого детского дома. Когда они уезжали, все документы с собой забрали и сказали, что эти дети, то есть мы, были дети каких-то спецработников", - говорит Вера Федоровна.
Не принесло результата и обращение в Центральный архив Минобороны России в Подольске: данных на ее родного отца - Константина Закина там не нашлось.
Но особенно врезался в память Веры Федоровны другой случай, когда в 1961 году в поисках информации о родных она лицом к лицу встретилась со знаменитой к тому времени советской певицей Людмилой Зыкиной.
"Я была проездом в Москве и ждала на вокзале поезд свой. И подумала: "Людмила Зыкина же здесь живет, в Москве. Дай до нее дойду, может что-то о родных от нее узнаю". Фамилии ведь схожие. Может, где букву перепутали в документах. Смотрю, милиционер ходит. Я к нему подхожу, все объясняю. Он меня в кабинет заводит, я ему документы показываю. Он подумал и говорит: "Ну, хорошо. Рискнем". Посадил меня в свою машину, и поехали по адресу. Приехали, позвонили в дверь. Выходит Людмила (Зыкина) в ярком, красивом, длинном халате: "Что вы хотели?" Я все объяснила ей, что хочу насчет фамилии уточнить и насчет родственников. А она вглубь квартиры кричит: "Мама! Это к тебе!" И ушла в комнату. Нам навстречу вышла небольшая женщина, провела нас на кухню, чай нам налила. Я ей все рассказала, а она мне: "Нет, милочка. Мы в Ленинграде никогда не жили, и там у нас никого нет". Я извинилась, поблагодарила за то, что не вытолкали, а приняли. Мы сели в машину и снова уехали на вокзал", - вспоминает Вера Федоровна.

Жизнь продолжается, и она прекрасна

Как признается Вера Федоровна, самым большим страхом в ее жизни - в особенности, когда серьезно заболел супруг - было остаться в одиночестве. Ведь здесь, в Казахстане, у нее не осталось никого родных по крови.
© Sputnik/Александр МирогловДочь, зять, внуки и правнучка Веры Федоровны Шакиржановой, живущие в Германии
Дочь, зять, внуки и правнучка Веры Федоровны Шакиржановой, живущие в Германии - Sputnik Казахстан, 1920, 30.04.2022
Дочь, зять, внуки и правнучка Веры Федоровны Шакиржановой, живущие в Германии
"Дочь моя вышла замуж за немца и уехала в Германию. У нее родились пятеро детей – мои внуки. Но после того, как дочка умерла, они вместе с зятем, естественно, остались там, и связь с ними была потеряна почти 20 лет", - рассказывает пенсионерка.
Именно в тот сложный период, когда супруг уже не вставал с постели, в ее жизни появились Каламкас и Сергей.
"Восемь лет назад мы с мужем Сергеем решили переехать в Бесагаш и искали квартиру в аренду. И моя мама познакомила нас с Верой Федоровной. Тогда ее муж уже болел, и она сама за ним ухаживала. Никто и не знал, что он не встает уже. И она предложила переехать к ней, в их трехкомнатную квартиру, выделила нам зал. Мы переехали. И, увидев, какой она чудесный человек, жизнелюбивая, позитивная, никогда не унывающая, мы сами к ней притянулись. Она с нас за аренду даже денег не стала брать. Просто попросила платить за коммуналку. Мы прониклись тоже. Стали помогать ухаживать за ее супругом – дядей Витей. И вот, живем уже столько лет. Дядю Витю вместе похоронили. За все это время ни разу не поссорились. У нас полное взаимопонимание и любовь", - рассказывает Каламкас.
Вера Федоровна в Каламкас и Сергее души не чает.
"Я счастлива в этой жизни, благодаря моим детям (показывает на фото Сергея и Каламкас). Это мои дети. Дочь и сын. Знаете, я не встречала людей теплее, внимательнее, заботливее, как вот эти двое. Он – кореец, она – казашка, я – русская. И мы живем одной семьей. Люди! Ну, неужели мир…. Даже вот по нашей семье. Разве не приятно, когда мир в семье? А если мир будет на земле, на нашей планете?" - делится Вера Федоровна.
© Sputnik/Александр МирогловВера Федоровна показывает фото Каламкас и ее супруга Сергея, которые стали для нее в преклонном возрасте настоящей семьей
Вера Федоровна показывает фото Каламкас и ее супруга Сергея, которые стали для нее в преклонном возрасте настоящей семьей - Sputnik Казахстан, 1920, 30.04.2022
Вера Федоровна показывает фото Каламкас и ее супруга Сергея, которые стали для нее в преклонном возрасте настоящей семьей
Кстати, именно благодаря участию Каламкас и Сергея, Вера Федоровна вновь обрела связь со своими внуками, которые живут в Германии. Сейчас уже они взрослые и самостоятельные люди, а старшей правнучке Веры Федоровны уже 22 года.
"Связи с ними не было долгие годы. А когда обо мне стали писать в соцсетях, ребята (внуки) увидели там и стали звонить Каламкас. Через нее связь держим. У меня-то нет телефона мобильного, я им не пользуюсь. И стали мы перезваниваться. У меня здесь никого кровных нет. Никого. Дочку я похоронила, мужа шесть лет назад похоронила. И мы вот остались. Вот моя семья. Вот, Сергей Петрович Ким, его жена Каламкас и я. Я счастливее себя никогда не чувствовала, чем сейчас", - обнимая Каламкас, говорит Вера Федоровна.
Прежде чем попрощаться с нашей героиней, мы еще минут 15 стояли на улице, а Вера Федоровна все вспоминала детали и эпизоды из своей жизни, которые навсегда врезались в память. А потом показывала свои "владения", в которых наводит порядок каждый раз, когда это требуется. И вот тогда мне стало интересно, о чем может мечтать Вера Федоровна в свои без малого 85, при этом уверенно утверждая, что сейчас она абсолютно счастлива.
"Я хочу, чтобы никогда нигде не было войны. Я хочу, чтобы каждый ребенок, когда просыпается утром, обнял папу, маму, братьев, сестер, бабушку, дедушку и сказал: "Доброе утро, родные мои!" Я этого не испытала. Но я хочу, чтобы у других было так", - с трудом сдерживая слезы, сказала Вера Федоровна – человек с поистине непростой судьбой.
Лента новостей
0