Женщина помогла сожителю убить и расчленить родную дочку, а потом сожгла останки в печи

CC0 / Pexels / Огонь в печи
Огонь в печи - Sputnik Казахстан, 1920, 26.03.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Больше года мать и отчим 14-летней девочки скрывали ее убийство, но прокуратура Северо-Казахстанской области разоблачила преступников.
Обвинение на процессе по этому незаурядному делу поддерживал Дмитрий Фалеев, бывший в то время прокурором области.

Исчезла девочка

"Все началось с того, - рассказал Дмитрий Никифорович автору этих строк, что в начале 1976 года в прокуратуру Возвышенского района Северо-Казахстанской области обратилась жительница Кокчетавской области Ксения Прилуцкая. Женщина сообщила, что пропала ее 14-летняя внучка, Нина Покровская. В апреле 1975 года семиклассница выехала к ней из села Возвышенка Северо-Казахстанской области, где она проживала с матерью и отчимом Григорием Картышным. Об исчезновении девочки узнала недавно, считала, что она все это время жила с матерью.
Милиция провела розыск Нины, опросила родственников и знакомых Покровских, живущих в других населённых пунктах, но школьница там не появлялась. И вскоре розыск пропавшей был приостановлен.
Прокуратура района, исходя из того, что уже год о девочке - ни слуха, ни духа, предположила, что скорее всего, ее уже нет в живых. Она возбудила уголовное дело по факту исчезновения Нины, но затем расследование было приостановлено по истечении срока следствия.

Спустя рукава

Когда изучением этого дела занялся следственный отдел прокуратуры области, то выяснилось, что, милиция и районная прокуратура сильно не заморачивались поиском девочки. Расследование было проведено не в полной мере.
Поэтому прокурор-криминалист областной прокуратуры Александр Фукс решил, прежде всего, изучить окружение пропавшей Нины. Он выяснил, что ее мать намного старше своего сожителя, боится, что он ее бросит, и поэтому полностью подчинена ему. Женщина она - слабохарактерная, легко поддающаяся чужому влиянию. Картышного сельчане не любили, поскольку он, по их мнению, был человеком очень жестоким, лживым и изворотливым. О пропавшей Нине люди говорили только хорошее. В последние годы она очень страдала от того, что у матери с отчимом - постоянные запои. По этой причине девочка иногда ночевала у соседей.
При допросе мать пропавшей, Наталья Покровская рассказала, что утром 2 апреля 1975 года она посадила дочку на автобус, идущий в село Ясная Поляна в соседней Кокчетавской области, где ее должна была встретить бабушка. После этого они с сожителем забрали в школе личное дело дочки, чтобы отправить его в новое учебное заведение. Что было дальше - она не знает.
Ее слова подтвердил сожитель Григорий Картышный.
Односельчане тоже вспомнили, что мать Нины говорила тогда, что отправила Надю жить и учиться к бабушке.
Однако опрошенная затем бабушка заявила, что Наталья не сообщила ей об отправке к ней внучки, и, вообще, еще в прошлом году писала ей, что Нина живет с ней и ее сожителем.

Интуиция не подвела

Эта нестыковка в показаниях родственниц позволила прокурору задаться вопросом: не являются ли мать Нины с отчимом виновными в ее исчезновении?
Он отправил запросы об изъятии писем Натальи Покровской и Григория Картышного у всех их родственников. Это дало свои плоды. У старшей сестры пропавшей девочки, проживавшей в Рязанской области, было найдено письмо от матери, в котором та сообщала, что Нины уже нет в живых, ее убили.
Тогда Александр Фукс провел обыск в доме Натальи Покровской и ее сожителя. Хотя с момента исчезновения девочки прошел уже год, прокурор все-таки надеялся найти какие-то улики.
Интуиция его не подвела. Когда в доме подняли все деревянные полы, то под кроватью Нины, между досками, нашли бурые пятна. Биологическая экспертиза показала, что это кровь человека. Правда, за истечением времени, группу ее установить не удалось. Однако у прокурора к тому времени были уже и другие факты, указывающие на причастность матери Нины и ее сожителя к исчезновению девочки.
Фукс допросил свидетелей, соседей Покровской, у которых Нина находила ночлег, когда в доме бушевало пьяное застолье. Муж с женой поведали следствию, что перед своим исчезновением девочка рассказала им, что отчим насиловал ее. В последний раз это произошло в марте 1975 года, когда мать лежала в больнице.
После этого прокурор снова допросил Наталью Покровскую. Причем настолько припер ее к стене фактами, что та, не в силах больше лгать, созналась в убийстве дочки, которое они совершили вместе с сожителем.

Убить, чтобы не проговорилась

Когда в марте 1975 года Наталья Покровская вернулась из больницы, Нина рассказала ей об изнасиловании. Но мать расстроило больше всего не то, что произошло с дочкой, а то, что ее сожитель может отправиться за это в места не столь отдаленные.
Поэтому она приказала девочке держать язык за зубами и постараться забыть о произошедшем. Более того, решила отправить дочку, подальше от греха, к своей матери.
Но когда 2 апреля она сказала об этом Нине, то та, в присутствии Картышного, заявила, что все равно расскажет бабушке про это изнасилование. И тогда родная мать вместе с отчимом решили … убить девочку.
Для этого Картышный сходил к соседу за топором, сказав, что ему нужно заготовить дров. Дождавшись, когда девочка уснет, он несколько раз ударил ее топором по голове. А потом, вместе с ее матерью, сбросил тело падчерицы в погреб.
Всю ночь душегубы думали, что делать дальше, как избавиться от тела. А утром Наталья Покровская предложила расчленить свою убитую дочь и сжечь останки в печи дома.
Операцией по расчленению занимался в погребе Картышный, который передавал снизу части тела девочки ее матери, а та кидала их в печь. Заодно, таким же образом, избавились от окровавленных простыней, матраса, подушки и одежды Нины, ее школьных принадлежностей. Большую часть пепла и оставшихся костей выбросили в огороде, в яму для золы от угля. То, что не вошло - раскидали по селу.
Александр Фукс проверил ее показания. Сосед Натальи подтвердил, что, действительно, 3 марта Картышный брал у него топор. Другие сельчане рассказали, что видели, как в те дни из трубы дома Покровской шел какой-то непонятный дым с необычным запахом.
После этого допросили отчима Нины. Он вначале все отрицал, но, прочитав показаниями своей сожительницы, "поплыл" и тоже во всем признался.
- Поскольку дело было очень резонансным, мне, как прокурору Северо-Казахстанской области пришлось выступать в роли государственного обвинителя, - вспоминает Дмитрий Фалеев. - Судебное заседание было выездным, открытым и проходило в клубе села Возвышенка Булаевского района. Большой зал очага культуры не смог вместить всех желающих, приехавших из райцентра и других сел района. И люди во время процесса, продолжавшегося несколько дней, стояли на улице, дожидаясь его окончания.
По словам Дмитрия Никифоровича, больше всего людей возмутило в этой истории поведение матери убитой девочки. Когда оглашались показания, о том, как она приняла из рук убийцы отрезанную голову своей дочери и сунула ее в печь, зал просто захлебнулся от возмущения.
Гневными репликами встретили сельчане и речь адвоката, защищавшего подсудимую. Поэтому председательствующему на процессе стоило больших усилий поддерживать порядок в зале.
Суд приговорил Григория Картышного к исключительной мере наказания – смертной казни. А его подельницу - Наталью Покровскую - к 15 годам лишения свободы.
Присутствующие на процессе встретили это решение суда аплодисментами.
Верховный суд Казахской ССР оставил приговор без изменения.
(Некоторые имена и фамилии изменены)
Лента новостей
0